Лента новостей
Все новости Тюмень
Победители конкурса фотографий National Geographic 19:00, Фотогалерея  Футболист «Спартака» рассказал о задержании на таможне в Шереметьево 18:52, Спорт Бизнес-сериал: как сплотить команду за два дня 18:44, РБК и Volkswagen Кабмин Украины предложил ввести санкции против ряда российских юрлиц 18:41, Политика Что будет с Litecoin: криптовалюта подешевела до $24 18:39, Крипто «Нафтогаз» заявил об успехе в борьбе за данные об активах «Газпрома» в ЕС 18:37, Бизнес В Краснодарском крае закрыли лицей из-за ротавирусной инфекции 18:31, Общество Догоняющая риторика: можно ли в России устроить технологический прорыв 18:28, Мнение $100 млрд ежегодно: как видеоигры привлекли деньги и поклонников 18:27, Партнерский материал Минфин и страховщики раскрыли детали проекта базы застрахованного жилья 18:21, Финансы Разработчик сообщил об испытаниях малого ударного дрона-перехватчика 18:16, Технологии и медиа Apple потратит $1 млрд на обустройство нового кампуса в Техасе 18:13, Бизнес Путин предложил оптимизировать количество государственных театров 18:00, Общество Чек-лист: 5 лайфхаков для дома в сезон простуд 17:54, РБК и Philips Кириенко заявил о проверке информации о пытках членов «Нового величия» 17:54, Политика Навальный заявил о вызове к приставам из-за ролика «Он вам не Димон» 17:53, Общество Спасти биткоины: как инвесторы теряют деньги из-за слабых паролей 17:52, Крипто Российская биатлонистка выиграла первую медаль на Кубке мира за два года 17:50, Спорт Новая Москва или Подмосковье: где лучше покупать жилье 17:21, Недвижимость Игра: спасите свой бизнес от санкций и недобросовестных контрагентов 17:21, РБК и Thomson Reuters Свыше 50 архиереев УПЦ вернули приглашения на объединительный собор 17:16, Общество Путин пересказал разговор с Ельциным о преемнике в 1999 году 17:13, Политика Госдума одобрила закон о правилах для агрегаторов такси 17:09, Общество Владивосток стал столицей Дальнего Востока 17:08, Политика Почему акции китайских компаний начали дорожать одновременно 16:57, Quote СМИ узнали об отмене Трампом ежегодного приема для журналистов 16:55, Общество Объявлены имена лучших российских футболистов 2018 года 16:51, Спорт Мэй отказалась вести британских консерваторов на следующие выборы 16:49, Политика
Анатолий Шведов - РБК Тюмень: Клиенты хотят, чтобы банк был незаметен
Финансы Тюменского региона, 03 дек, 06:00
0
Анатолий Шведов - РБК Тюмень: Клиенты хотят, чтобы банк был незаметен

​​Об особенностях инвестбанковского бизнеса, о крупных сделках на этом рынке в УрФО и перспективах развития таких услуг в Тюменской области РБК Тюмень рассказал руководитель управления корпоративных и инвестиционно-банковских продуктов Райффайзенбанка Анатолий Шведов.

— Анатолий, расскажите, что включает в себя корпоративный банкинг?

— Универсальные банки, такие как Райффайзенбанк, предоставляют полную линейку продуктов для бизнеса. От традиционных кредитов, депозитов, операций с картами, расчетно-кассового обслуживания, поддержки внешнеэкономической деятельности, лизинга и факторинга, до инвестбанковских операций: выпуска рублевых и валютных облигаций, проведения сделок слияний-поглощений, синдицированного кредитования и многого другого.

В работе с корпоративными клиентами банкам важно выбирать оптимальные инструменты для разных потребностей клиентов. Именно поэтому банки так активно сейчас внедряют цифровизацию, чтобы предоставлять более технологичные решения и автоматизировать процессы. Это позитивно сказывается на качестве, скорости работы систем и облегчает доступ клиентов к продуктам.

— Вы сказали про потребности клиентов. Они меняются? Какие тенденции видите?

— Клиенты хотят, чтобы банк был удобным и технологичным, чтобы административные процессы занимали меньше времени и все было максимально автоматизировано.

Банк должен быть незаметен. И эту задачу помогают решить цифровые технологии.

Финансовый рынок находится на передовых позициях в понимании технологических трендов. И это в интересах рынка — видоизмениться так, чтобы удовлетворять чаяниям клиентов.

— Какие сегодня основные продукты в корпоративном инвестиционном банке?

— В разных сегментах бизнеса они разные. Если это экспортно-импортная компания, то нужна поддержка валютно-экономической деятельности (платежи в валюте, валютный контроль). Если это компания в сфере торговли, например, то тут большое значение имеют эквайринг, карточные операции и РКО.

Российская экономика растет, становится более диверсифицированной. Растет и финансовая грамотность бизнеса. Поэтому потребность в современных банковских решениях у бизнеса возрастает, повышаются требования к качеству сервисов.

— Анатолий, а есть в регионах инвестбанковский бизнес? Тюменская область на каких позициях в этом вопросе?

— Тюменская область — крупный регион в масштабах России. Здесь представлено большое количество значимых компаний, субъектов экономики, которые нуждаются в инвестбанковских услугах. Мы видим, что можем быть полезны региональным компаниям. Например, недавно мы участвовали в организации синдицированных кредитов для УГМК (Уральская горно-металлургическая компания) и ЧТПЗ (Челябинский трубопрокатный завод).

В Тюмени есть несколько компаний, с которыми мы сейчас обсуждаем возможность облигационных займов. Есть потенциальные проекты на рынке слияний и поглощений. Это, конечно, сложный продукт. Такие сделки занимают много времени, информацию об этом не увидишь в газетах. Обычно такие сообщения появляются, когда принято итоговое решение.

Анатолий Шведов (Фото: пресс-служба Райффайзенбанка)

— Может быть, тюменский бизнес пока не готов выходить на биржу, не готов к крупным сделкам?

— Если не происходит сделок на инвестбанковском рынке, то в этом нет ничего плохого. Значит, в конкретный момент времени может не быть потребности в конкретном продукте. Зато есть потребность в лизинге, в факторинге, в сделках торгового финансирования. Задача банков — предоставить клиентам ту услугу, которая в настоящий момент востребована. Когда дойдет до долгового финансирования — сделаем долговое финансирование, надо будет пойти на биржу — выведем на биржу.

— Я так понимаю, тюменские компании не рвутся на биржу?

— Еще раз — всему свое время. В настоящий момент тех, кто готов выйти на биржу, в масштабах страны по пальцам можно пересчитать. Банковская инфраструктура и биржа готовы. Сейчас, может быть, не самое благоприятное время выхода на биржу, если смотреть на макроэкономический контекст и оценку компаний. Но все всегда зависит от конкретной ситуации.

— Расскажите о последних крупных сделках в Тюменской области.

— В прошлом году у нас была значимая лизинговая сделка с «Тюмень Водоканал». Сумма — 655,8 млн рублей на семь лет. Предметом лизинга впервые в России стала часть инфраструктуры ЖКХ: система водоснабжения и водоотведения одного из новых районов Тюмени. Кроме того, мы заключили с тюменскими компаниями ряд неплохих сделок по торговому финансированию, кредитованию.

— В октябре 2017 года правительство Ямала запустило продажу облигаций государственного внутреннего займа. Общий объем выпуска составил 1 млрд рублей. А объем заявок превысил сумму в 1,5 млрд рублей. После такого успеха правительство Ямала не исключило возможность выпуска облигаций еще раз, если это понадобится. Вы готовы участвовать в таких сделках?

— Мы — активные участники рынка облигаций, обращаемых как на внутреннем, так и на внешнем рынках, но в займах субъектов федерации особо не участвуем. Не наша ниша, не тот уровень ликвидности и, самое главное, наши клиенты — как правило, корпорации, а не субъекты федерации. В отличие от корпоративных выпусков, где мы занимаем очень неплохие позиции на рынке и предоставляем услуги по выпуску как раз нашим корпоративным клиентам — эмитентам облигаций.

В перспективе структура рынка может измениться. Если мы увидим, что этот рынок бурно развивается, мы вполне можем пересмотреть этот подход.

— Отличается ли набор востребованных продуктов инвестбанкинга в столице и в регионах?

— Я бы не стал делить на столицу и регионы. Спрос на инвестбанковские услуги есть и у московских, и у региональных компаний.

— Какие-то новые продукты готовите для бизнеса?

— Если говорить про IB, то мы активно смотрим на направление секьюритизации. Прежде всего, в области ипотечного и автокредитования. Кроме этого, работаем над рядом еврооблигационных проектов в постсоветском пространстве. Прошлый год для нас был абсолютно прорывным в этой области: мы разместили пилотные еврооблигации для Республики Таджикистан, организовали несколько займов для Республики Беларусь. Вообще, мы стараемся развивать инновационную составляющую во всех продуктовых направлениях — так, в середине ноября мы объявили о выпуске первой международной банковской гарантии с использованием блокчейна для «Газпром нефти» и Мозырского НПЗ.

— А как строится работа с региональными клиентами?

— Наш подход к клиентам не зависит от географии. У любой компании всегда есть клиентский менеджер, он должен находиться максимально близко к клиенту. Только так можно понять, чего хочет компания, понять ее интересы, специфику бизнеса. Продуктовый менеджер, напротив, как правило, будет находиться в Москве. Его компетенция заключается в знании и понимании специфики продукта и эта компетенция, как правило, централизована на уровне головного офиса. Любая сделка заключается при тесном взаимодействии продуктового и клиентского менеджеров.

Фото: depositphotos.com

— В одном из интервью вы отмечали, что неоспоримое преимущество Райффайзенбанка в принадлежности к иностранной банковской группе. Какие еще принципы в работе являются конкурентным преимуществом?

— В России, как и на многих развивающихся рынках, иностранные банки долго считались самыми надежными финансовыми институтами. Когда они сюда выходили, они были более грамотными, у них были хорошие внутренние политики, большой опыт и капитал. Поэтому априори считается, что самый надежный банк — иностранный. У нас есть этот плюс, и он, безусловно, достаточно весом.

При этом мы отдаем себе отчет, что за счет одной только принадлежности к иностранной банковской группе мы не выиграем конкуренции за клиента. Безусловно важна наша репутация, которая складывалась на рынке годами, которой мы очень дорожим. Очень важны простота и удобство в том, как устроены у нас процессы, как происходит общение с клиентами. Соответственно, если мы будем предоставлять нашим клиентам продукт наилучшего качества и клиенты будут в этом уверены — в этом будет еще одно существенное конкурентное преимущество.

— Одна из задач банка — вырасти в инвестбанковском бизнесе (IB). Какие точки роста вы видите в Тюменской области?

— Мы везде хотим вырасти. Нельзя говорить, что только в инвестбанковском бизнесе. Мы хотим и в факторинге вырасти, и в лизинге, и в торговом финансировании, и в кэш менеджменте. Создавать продукты, которых пока нет на рынке. Финансовый рынок развивается неравномерно. Когда-то в одном продукте или типе услуг происходит скачкообразный рост, когда-то в другом. Мы хотим расти вместе с рынком, и смещаем фокус туда, где возникают возможности, и где мы видим потребности клиента.

— Что можно сказать о перспективах банковского рынка в России в горизонте нескольких лет? Как вы видите развитие Райффайзенбанка?

— Тут нет однозначного ответа. Постараюсь показать на цифрах. Давайте посмотрим на основные показатели экономической ситуации в стране: рост инфляции — 3%, ВВП — 1,5%, банковского сектора — 1,6%. Наш банк в 2018 году вырос на 13-15% — по активам, пассивам и численности сотрудников.

​То есть мы явно растем как быстрее экономики, так и быстрее рынка. В банковской системе как таковой разнонаправленная динамика: одни тренды у государственных банков, другие у иностранных, третьи у частных — это несколько параллельных процессов, которые развиваются одновременно. При этом происходит консолидация банковского сектора.

​Наша ключевая особенность — диверсифицированная бизнес-модель универсального банка. У нас, кроме корпоративного, есть очень развитые направления розничного бизнеса, по работе со средними и малыми предприятиями. Модель банка оказалась очень адаптивной. Через кризисные годы он проходил уверенно и с хорошими результатами. Это если считать, что сейчас время кризисное — хотя я так не считаю. Да, экономика либо не растет, либо растет скромными темпами, но такие спады — реальность развивающихся рынков, и надо уметь с ней работать. Мы умеем.