Перейти к основному контенту

Недвижимость

Для сдачи в аренду

получать пассивный доход

Для продажи

сохранить сбережения

На будущее

сформировать наследство

Бизнес ,  
0 

От лунохода к вездеходам: «Хищник» тюменского бизнесмена выйдет на пожары

Очередь на тюменских «Хищников» растянулась до мая
Владелец компании, производящей вездеходы «Хищник», рассказал в интервью РБК Тюмень о том, как создавал свой бизнес в Тобольске
Фото: Юрий Норицын / РБК Тюмень
Фото: Юрий Норицын / РБК Тюмень

Одним из главных инфоповодов начала января стала рабочая поездка президента РФ Владимира Путина и его пресс-секретаря Дмитрия Пескова на Чукотку. Первые лица государства передвигались на тюменском снегоболотоходе «Хищник», который производит компания «МЕГ ВЕСТ», расположенная в Тобольском районе. Впечатлениями от машины с журналистами поделился Дмитрий Песков, сказав, что она «не очень». Однако в разговоре с РБК Тюмень совладелец компании-производителя Максим Мезенин с таким мнением не согласился.



РБК Тюмень отправился в село Бизино Тобольского района на производство «Хищников», чтобы лично пообщаться с Максимом Мезениным о его бизнесе и увидеть производство. Предприниматель рассказал о том, что ради развития своего дела ему пришлось переезжать из родного города со всеми своими родственниками, о создании первых моделей, встрече с губернатором Александром Моором, а также о новых разработках и последствиях от высказывания Дмитрия Пескова.

Фото: Юрий Норицын / РБК Тюмень

Переезд из родного города ради развития бизнеса

— Как появилась идея открыть свой бизнес?
— Идея зарождалась еще с детства. Когда мне было 3-4 года, отец подарил луноход и танк на радиоуправлении. Скорее всего, это и послужило толчком для того, чтобы у меня появилась искра. Мне с детства нравились вездеходы. Я сначала собирал их из игрушек, модернизировал и усовершенствовал, потом это переросло в увлечение. Первый вездеход я собрал с отцом из его старого мотоцикла «Иж», он был трехколесный. Покатались, показалось мало, сделали четырехколесный — это было как хобби. Мы сделали порядка 10 разных моделей. Потом, когда что-то уже интересное получалось, люди стали спрашивать, не сделаю ли им. Так и подумал — а почему не сделать из этого бизнес.

— Как началось производство и продажи машин?
— Первую машину продали примерно за 500 тыс. руб. На тот момент для нас это были колоссальные деньги. У заказчика взяли предоплату 250 тыс. руб., и на них купили все необходимое для дальнейших проектов. Дальше о нас узнавали через сарафанное радио. Так и развивались.

— Бизнес получился семейным?
— Да, в этом бизнесе задействованы родной брат, две сестры и их мужья. Локомотивом и помощником является отец — он в составе учредителей. Он привил мне тягу, научил всему. Сейчас он на пенсии, и у нас — как консультант, помогает советами. Официально первую машину продали в 2007 году и с того момента начали потихонечку развиваться. Мы начали это дело еще в Сургуте — в городе, в котором жили на тот момент. А в 2013 году переехали в Тобольск.

— Почему решили переехать в Тобольск?
— Сургут — это дорогой город, перспектив у нас там не было. Он дорогой в плане инфраструктуры и недвижимости: например, стоимость базы там в десять раз выше чем здесь. На тот момент мы были не в состоянии заработать на что-то свое и находились в аренде. Плюс была проблема с кадрами: там в основном работают вахтовики, а для нашего производства это крайне неудобно. Человек уезжает на месяц и забывает то, чему его учили, а когда возвращается, приходится объяснять заново, из-за этого страдают качество и производительность. Так как мы хотели развивать бизнес, то решили посмотреть города для переезда и в итоге осели здесь.

— Как проходил переезд из Сургута?
— Переезд проходил болезненно: не все члены семьи были с этим согласны, но на семейном совете решили, что если мы хотим развиваться, то нам надо уезжать из Сургута в другой город, где более благоприятная обстановка для роста. Переезжали постепенно. Сначала в Тобольске нашли людей и базу, все настроили и, когда стало получаться, собирались в Сургуте и переезжали. В Тобольске мы купили первое помещение в с. Бизино, это было полуразрушенное здание 50-х годов. Мы его восстанавливали, отстраивали новые помещения. Затем купили базу в Овсянниково, она была примерно в таком же состоянии. Сейчас взять старое и восстановить — дешевле, чем построить новое. По этому же принципу в 2023 году взяли в Бизино старый завод, там порядка 3 тыс. кв. м, в нем мы откроем третий цех.

— Есть ли проблемы с кадрами в Тобольске?
— В принципе, на сегодняшний день костяк сформирован. Конечно, есть определенные сложности, но постепенно подбираем сотрудников. Мы сами обучаем сборке машин: есть люди, которые приходят без образования, но с желанием.

— Какая зарплата у ваших сотрудников?
— Мы платим достойную зарплату, поэтому у нас костяк и держится. Специалисты получают более 100 тысяч рублей, у других сотрудников средняя зарплата — 68 тысяч рублей. В штате сейчас 103 человека.

— Когда запустите новый цех?
— Сейчас восстанавливаем здание. К весне начнем расширяться. Если нам сильно мешать не будут, то будем увеличивать производство и расширять модельный ряд. Сейчас у нас пять моделей вездеходов, среди них есть 4-6-колесные. В месяц выпускается семь снегоболотоходов.

— Какие детали производите самостоятельно?
— Самое основное — это кузова и рама, их полностью делаем сами. Также это подвески, ходовая часть. Дорабатываем мосты — усовершенствуем систему подкачки, так как наша машина плавает по воде.

— Почему назвали вездеход «Хищником»?
— Когда сделали первый вездеход, хотели назвать его «Кайман», потому было сходство с крокодилом. Но когда пришло время открывать фирму официально, оказалось, что это название уже занято компанией из Санкт-Петербурга. Ну, мы далеко не ходили: кайман — это хищник, и техника бралась на тот период охотниками и рыбаками, вот и решили назвать так.

Фото: Юрий Норицын / РБК Тюмень

Реакция на критику пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова

— Сказалась ли на вас критика Дмитрия Пескова?

— До конца я еще не понял. Были негативные моменты. Например, у нас есть крупный клиент, у которого много «Хищников». После этой ситуации его на ковер вызвало начальство и спросило — «что ты нам тут фигню подсовываешь». Ладно, что он возит некоторых руководителей и они реально видят возможности нашей машины.

— Что было не так с машиной для представителей правительства?
— Она была нестандартная, то есть мы ее делали по спецзаказу. Заказ был не очень хороший — в том плане, что клиент попросил установить узловые агрегаты, которые мы не устанавливаем в серийном выпуске. Он считал, что такие для условий Чукотки будут лучше: коробка и раздатка от ЗИЛа. Также схема была не очень подходящей для нашей машины. Я его отговаривал, но он был категоричен. Если вы заметили — на Чукотке были и другие внедорожники, но почему-то служба безопасности выбрала именно наш «Хищник». И выбор не спонтанный — это все было проверено раз десять.

— Можно ли назвать такую критику здоровой?
— Это больше эмоции, конечно. На мой взгляд, нельзя судить по словам одного человека о всем производстве в целом. До конца еще не понял, во что это все выльется: будет нам это в плюс или в минус. Хотя теперь про нас узнала большая часть России.

— Количество заказов после этого как-то изменилось?
— Некоторые журналисты после этого звонили и спрашивали: «Сколько вы заплатили?». Я удивлялся — «Кому заплатил?» У нас нет в этом необходимости — развиваемся благодаря сарафанному радио.

— К вам на предприятие несколько раз приезжал губернатор Александр Моор. Как прошла встреча?

— Мы показали ему площадку в Овсянниково. Он дал нам советы — в частности, по разработке пожарной машины. Мы работаем над этим, хотим, чтобы машина была проходимой при пожаре. Сейчас планируем собрать и попробовать. Она внешне не будет отличаться от обычного вездехода, просто внутри будет спецоборудование. Машина будет иметь возможность, находясь на водоеме, подавать воду на берег, то есть у нее будет бесконечный запас воды. На сборку уйдет месяца два.

Фото: Юрий Норицын / РБК Тюмень

О конкурентах и постоянных клиентах

— Кто ваш основной покупатель?
— Начиная от частников и заканчивая крупными компаниями. Изначально мы специализировались на рыбаках. Когда начинали в 2007 году, они были нашими основными покупателями. Потом тенденция стала меняться — наши машины стали совершенствоваться, становиться более интересными для больших фирм. Мы увеличивали объем производства, сделали большие колеса. Вездеходами стали интересоваться серьезные геологи, которые занимаются изысканиями и геологоразведкой. На наших машинах передвигаются газовики. Структуры МЧС берут.

— Ваши машины используют и лесники Тюменского района?

— Это не наши машины. Скажем так: это бывшая наша машина. В свое время мы сняли ее с производства, а местные ребята попросили у нас — «Можно мы начнем ее делать». Мы сказали: делайте, только под своим брендом. А изначально это была наша.

— А военные заказы бывают?
— Нет, пока с этим не сталкивались и не готовы, у них другие требования и подходы.

— Какая клиентская география у бренда?
— ХМАО, ЯНАО, Север, также восточная часть — Якутия, Камчатка. Западная сторона крайне редко берет. Было несколько поставок в Казахстан.

— Есть давление со стороны конкурентов?
— Чтобы как-то конкретно это проявлялось — нет, на рынке ведется относительно честная конкурентная борьба.

— Вашему производству нужна какая-то помощь?
— Чтобы не мешали.

— Есть ли очередь на заказы?
— Срок ожидания разный. Были моменты, когда он занимал год-полтора. Сейчас у нас очередь до мая, так как мы увеличили оборот.

— Есть ли планы по созданию новых моделей?

— Мы хотим сделать максимально проходимый вездеход — это наш конек, среди конкурентов — у нас самая лучшая проходимость. Мы можем поставить колеса большего диаметра, нежели у конкурентов. Они не могут так. Будем над этим работать.

Видеокадры с места пожара у аэропорта Минвод

Зеленский подписал закон об увеличении штрафов за нарушения воинского учета

Путин на вопрос о мирных переговорах ответил словами «нас не приглашают»

Пол Маккартни первым среди британских музыкантлв вошел в список миллиардеров

Терминалы Starlink, которые применяют ВСУ, вышли из строя

Минобороны опубликовало видеокадры с уничтожением безэкипажных катеров ВСУ

Как в России и других странах потребляют и производят вино. Инфографика

Чемезов оценил сравнение сегодняшней ситуации с серединой 1980-х. Видео

Боррель пообещал, что ЕС не признает независимость Тайваня

Президент Сербии Вучич процитировал маршала Жукова

Во что инвестирует герой «Игры на понижение»? Сделки Майкла Бьюрри

Российский автомобиль «Атом» вывели на открытые тесты. Фото

В Москве не будут строить слишком маленькое жилье. Что это значит

Какая обувь опасна для здоровья. Карточки

Авторы
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс евро на 18 мая
EUR ЦБ: 98,78 (-0,12)
Инвестиции, 17 мая, 16:35
Курс доллара на 18 мая
USD ЦБ: 90,99 (+0,06)
Инвестиции, 17 мая, 16:35
Все новости Тюмень
Байден и Трамп обменялись оскорблениями на предвыборных мероприятиях Политика, 11:17
Французский балкон и окна в пол: какими будут дома в центре Петербурга РБК и ПИК, 11:16
Мэр Харькова сообщил о сильном взрыве в городе Политика, 11:10
В небе над Португалией и Испанией заметили метеорит. Видео Общество, 11:09
В Белгородской области второй раз за день объявили ракетную опасность Общество, 11:00
Сальдо сообщило об ударе дрона по микроавтобусу с рабочими Политика, 10:57
В Кемерово восемь человек задержали после перестрелки у жилого дома Общество, 10:41
Здоровый сон: как легче засыпать и просыпаться
Интенсив РБК Pro поможет улучшить качество сна и восстановить режим
Подробнее
Славянский НПЗ приостановил работу после атаки дронов Политика, 10:36
Власти выделили 150 млн рублей на ремонт моста Тюмень, 10:25 
WP сообщила о падении доверия к Зеленскому из-за Ермака Политика, 10:17
На территорию Славянского НПЗ упали шесть дронов Политика, 10:15
Посол Гондураса в России умер в Москве Политика, 10:09
Манипуляции в паре: 8 главных техник Pro, 10:03
Первый россиянин обратился в OFAC США для разморозки активов на СПБ Бирже Инвестиции, 10:00