Лента новостей
Все новости Тюмень
30 культурных событий осени, которые заслуживают внимания 14:23, Стиль Ректор ТГУ — РБК+: «Инновации в образовании требуют четких правил игры» 14:20, Партнерский материал Тим Маккорт, CME: фьючерсы не влияют на цену биткоина 14:08, Крипто Орешкин рассказал о специальных акциях для основателей компаний 14:05, Общество Игра на понижение: как малоэтажные проекты завоевывают Россию 13:59, Партнерский материал  В «Локомотиве» разгром от «Галатасарая» назвали лучшим матчем сезона 13:57, Спорт В New Stream Group рассказали о перспективах тюменского актива 13:52  Памфилова расплакалась на словах о ситуации с выборами в Приморье 13:52, Политика Кремль назвал абсурдными сообщения о новом отравлении в Солсбери 13:40, Политика Собянин назначил Ракову на место решившего уйти Печатникова 13:37, Политика От Болгарии до США: где россияне покупали недвижимость этим летом 13:30, Недвижимость Глава Danske Bank подал в отставку после скандала с отмыванием денег 13:30, Бизнес Как в России выращивают быков элитной породы блэк ангус 13:29, РБК и Мираторг Криптовалюта в кармане: зачем нужны смартфоны на блокчейне 13:26, Крипто В Думе предложили гарантировать студентам третью отсрочку в магистратуре 13:15, Общество МКБ сообщил о сбое в работе интернет-банка 13:14, Финансы Правильная мотивация: как шахматы помогают в достижении целей 13:13, Партнерский материал Песков назвал «добрыми новостями» соглашения между Пхеньяном и Сеулом 13:02, Политика Минфин заложил в проект бюджета рост дивидендов Сбербанка в 1,5 раза 12:58, Финансы Трезубец и женщина-гонщик: что повлияло на настоящее и будущее Maserati 12:52, РБК и Maserati Андрей Ищенко — РБК: «ЦИК и власть проиграли» 12:46, Политика Указ о прекращении Договора о дружбе Украины с Россией вступил в силу 12:45, Политика Глава компании «Газпром нефть» раскрыл детали крупного инвестпроекта 12:43  Отмена выборов в Приморье. Главное 12:40, Политика Кудрин сравнил торговую войну США с Китаем и санкции против России 12:30, Общество Кремль прокомментировал предложение отменить итоги выборов в Приморье 12:30, Политика
«Для недропользователей допуск любой новой технологии – это риск»
Нефтегаз, 17 сен 2015, 11:48
0
«Для недропользователей допуск любой новой технологии – это риск»
Интервью вице-президента, исполнительного директора кластера энергоэффективных технологий фонда «Сколково»
Вице-президент фонда «Сколково» Николай Грачев о переговорах с тюменским правительством, об интересных стартапах, скептицизме нефтяников по отношению к инновациям, об утечке мозгов и перспективах фонда дочери президента

- Николай Сергеевич, вы приняли участие в работе тюменского форума «НЕФТЬГАЗТЭК», какова ваша цель?

- Для нас очень важно развитие отношений с производственными компаниями в тюменском регионе. Мы общались сегодня с представителями областной администрации, а также тюменских университетов, чтобы обсудить, какими могут быть направления нашего дальнейшего сотрудничества, так как ваш регион - один из ключевых по нефтегазовой тематике.

Мы планируем представлять коллегам наши проекты, под которые ведется поиск площадок для опытно-промышленных испытаний, чтобы вместе обсуждать, какие технологии можно испытывать здесь в области, и как могут развиваться эти проекты, в том числе, при использовании инструментов поддержки, которые есть в Тюменской области.

Если конкретизировать, то мы встречались с вашим технопарком, с замгубернатора Олегом Зарубой, с представителями ТюмГУ и ТюмНГУ, с «Роснефть-Уватнефтегаз» общались. Показывали коллегам, в первую очередь из «Роснефти», наши проекты, чтобы определить самые интересные для них направления. Следующий шаг – это представить конкретные проекты в зависимости от приоритетов. Надеемся, что привезем и представим.

- Заинтересованность чувствуется?

- Да, были предметные диалоги. Иногда бывает, что у нашего стартапа нет конкретного продукта «в железе», что называется, и нужно полгода-год, чтобы доработать. Но по каким-то другим тематикам надеемся, что общение будет уже в ближайшее время.

- Стартапы, которые вы поддерживаете, уже представлены в Тюменской области?

- Сам фонд здесь не представлен, хотя некоторые стартапы мы представляли коллегам из «Роснефти» и «Лукойла», работающим на территории. В том числе сегодня обсуждали, какие стартапы могут быть интересны недропользователям. Поэтому надеюсь, что в ближайшее время сколковские стартапы здесь появятся и будут работать с вашими нефтяниками.

- Что полезного, интересного вы услышали на пленарном заседании форума?

- Много мыслей важных было озвучено. Например, про прямой диалог со стартаперами, о том, как продвигать инновации по отрасли. Несколько идей прозвучало, и они абсолютно здравые. Например, о том, что необходимо делать для поддержки импортозамещения, как правильно подходить к анализу существующих в отрасли проблем. Прозвучали интересные живые высказывания от самих стартаперов из зала. Это как раз касается того, о чем мы говорим с правительством – о поддержке новых проектов.

- А в чем главная проблема, почему вы не можете промышленные испытания для стартапов где-то организовать?

- Они организуются, но процесс проходит достаточно медленно. Здесь нужно понимать, что для недропользователей, для держателей лицензий допуск любой новой технологии – это определенный риск. Поэтому во всех компаниях есть свои процедуры по допуску технологий в программу. Часто стартапам сложно преодолеть недоверие, скептицизм «больших нефтяников» и добиться испытаний своих технологий на их месторождениях. Для этого мы пытаемся организовывать общение с высшим руководством нефтяных компаний, создавать технологический опыт для стартапа. Какие-то стартапы мы поддерживаем финансово, софинансируя проведение опытно-промышленных испытаний. Но в целом необходима многоплановая поддержка, в том числе встает вопрос создания «опытных» полигонов для тестирования технологий, вопрос более открытого взаимодействия с нефтяниками.

- А вы можете привести удачные примеры, когда стартапы при вашей помощи были реализованы и запущены в производство?

- Да, есть такие примеры. Из тех порядка 100 компаний, которые занимаются нефтегазовой тематикой, около 15-20 уже или занимаются активными продажами, или выходят на коммерческую стадию, когда уже пройдены опытно-промышленные испытания. Например, компания «Новас – Ск», которая занимается технологиями импульсного воздействия на скважину – имеется ввиду повышение нефтеотдачи пласта за счет сильного плазменного импульса в скважине. Это абсолютно новая технология. Компания прошла все испытания, уже вышла на зарубежный рынок, развивает свой российский бизнес и уже работает над следующей версией своей технологии.

Другая компания - «ЭНГО Инжиниринг», которая занимается технологией сверхзвуковой сепарации газа, прошла в этом году испытания в Роснефти, надеюсь, скоро у них пойдут первые коммерческие проекты. То есть это длинный путь, но компании все равно выходят на коммерческую стадию проекта.

- Насколько длинный этот путь – до коммерческого уровня?

- Сложно сказать. Компании к нам приходят на разных этапах развития. Кто-то приходит с идеей и тогда требуется 2-3 года до доработки, а кто-то приходит уже почти с готовыми лабораторными исследованиями. У нас темпы прироста по нефтегазовому направлению одни из самых высоких в кластере, за прошлый год наш портфель проектов вырос порядка на 30%. Так что сейчас основная проблема – решить, как из этих правильных идей создать в максимально сжатые сроки успешный бизнес. Это вопрос и коммерческих компетенций, и доработки технологий, и выхода на проведение опытно-промышленных испытаний, сертификаций и масштабирования бизнеса.

Та же «Новак- СК», с момента когда мы с ними познакомились, шла к успеху года три-четыре. Есть команды, которые на этапе идеи могут пробуксовать лет пять. Часто это те, у кого основная работа в институте, а стартап – это для них побочный бизнес или хобби. У кого-то, бывает, год проходит на поиски инвестора, у кого-то, кажется, инвестор найден, но потом он соскакивает и нужно еще полгода на поиски инвестора, то есть бывает по-разному. Каждый стартап – это своя история.

- Сегодня на форуме эксперты жаловались, что у нас нет нормальных технологий, позволяемых извлекать трудноизвлекаемые запасы. У вас тоже нет таких стартапов?

- ТрИЗы это более сложная тема, чем повышение нефтеотдачи. По ним меньше проектов, так как здесь больше требуются фундаментальные исследования, участие институтов, крупных компаний. Большая часть стартапов же у нас однозначно именно по повышению нефтеотдачи.

- А как вы вообще стартаперов подбираете? Как можно заручиться вашей поддержкой? Допустим, я прихожу к вам с какими-нибудь проектом инновационных насосов, а дальше что происходит?

- Если у вас есть какая-то инновационная технология, вы нам ее присылаете, мы вам назначаем проектного менеджера, который дальше с вами будет общаться. Он вам рассказывает о требованиях и ожиданиях фонда «Сколково» с точки зрения инновационности, коммерческого потенциала, состава команды и прочее. Затем, чтобы стать участником фонда «Сколково», вы должны составить заявку по определенным требованиям. И потом эта заявка проходит внешнюю экспертизу, то есть независимые эксперты – и российские, и международные на анонимной основе делают оценку заявки. И только после одобрения вы становитесь участником фонда «Сколково», получаете налоговые льготы, доступ к нашей инфраструктуре, возможность подать заявку на грантовое финансирование. Но первый шаг – это общение с нами. Нас можно найти и на таких форумах, как сегодня, кроме того, мы проводим активно различные конкурсы. Например, сейчас идет конкурс «Добыча 2.0», где мы как раз ищем технологии для разведки добычи. Можно просто подать заявку на сайте, или приехать к нами.

- Я могу к вам обратиться с какой-то разработкой, если у меня совсем нет денег?

- Да, конечно.

- Николай Сергеевич, как вы оцениваете перспективы Западно-сибирской нефтегазовой «житницы» в целом?

- Если посмотреть на коэффициенты нефтеотдачи, становится понятно, что то, что эффективно добывается на месторождении, можно хотя бы на половину увеличить. Потенциал в части нефтеотдачи есть. И это большой потенциал для стартапов. Я имею ввиду, именно повышение нефтеотдачи по уже используемому, «старому» фонду.

- Как глава кластера энергоэффективных технологий скажите, когда у нас в России повсеместно появятся так называемые умные дома, в которых электрическая и тепловая энергия будет расходоваться более экономно?

- Наверное умные дома, как комплексные решения, развиваются пока только на уровне пилотных проектов, но зато сейчас присутствуют инновации на уровне стройматериалов. По нашему опыту потенциал их очень большой, и уже реализуются интересные проекты. Это менее сложная тема, чем умные дома, которые, к тому же, могут быть существенно дороже. В том числе и коллегам из Тюмени мы предлагаем набор решений по энергоэффективности в ЖКХ. Это вопросы, связанные с ремонтом теплотрасс, и с теплоснабжением, и с промывкой систем отопления.

- Как вы считаете, насколько серьезно Россия утратила интеллектуальный потенциал? Все мозги от нас уже утекли или еще не все?

- Достаточно еще осталось. Мы видим много хороших проектов. Только в нашем кластере каждый день мы получаем порядка 15 новых проектов. Может быть, какая-то «утечка мозгов» и идет, но и у нас остается хороший инновационный потенциал.

- А что вы можете сказать о фонде, возглавляемом дочерью Путина, который будет строить «новое «Сколково»?

- Мы с ним взаимодействуем, но они еще пока на ранней стадии находятся. Общаемся по каким-то темам с коллегами.

- На ваш взгляд, в перспективе они разовьются в реальный серьезный проект?

- Посмотрим, об этом еще рано судить.

Магазин исследований: аналитика по теме "Образование"