Лента новостей
Все новости Тюмень
«Русагро» столкнулась с риском первого в истории нарушения санкций ЕС Бизнес, 13:25 Сергей Федоров покинул пост гендиректора московского «Динамо» Общество, 13:25 Медведев дал неделю на поиск ответственных за срыв инвестпрограммы Политика, 13:15 Кабмин внес в Думу уточняющий постановку диагноза «наркомания» проект Общество, 13:14 Бизнес на модном тренде: как адаптировать стратегию к переменам РБК и «Билайн» Бизнес, 13:12 В ВОЗ опровергли существование нормы употребления воды Общество, 12:55 Аналитики Morgan Stanley предсказали ослабление доллара в этом году Финансы, 12:51 Полиция нашла более 40 кг наркотиков в гараже на юге Москвы Общество, 12:49 Закрытый опрос показал низкий рейтинг власти перед отставкой главы Алтая Политика, 12:46 СМИ назвали дату следующего боя и соперника Тайсона Фьюри Спорт, 12:45 Современное экотопливо: экспортируем то, что раньше сжигали Партнерский материал, 12:40 Bitmain разместит 200 тыс. майнеров в Китае: как это повлияет на рынок Крипто, 12:35 Оператор с миллиардом абонентов: как China Mobile заработала $17,6 млрд Quote, 12:35 Microsoft прекратит поддержку Windows 7 Технологии и медиа, 12:31
Тюмень ,  
0 
Минфин и «Роснефть» поспорили из-за нового налога для нефтяников
Фото: РИА URA.RU

Законопроект о налоге на добавленный доход (НДД) может быть скорректирован из-за спора по налоговым льготам для Самотлора между Минфином и «Роснефтью». По мнению экспертов, опрошенных РБК Тюмень, это повлияет на ситуацию на рынке.

Нефтяная компания настаивает на снижении НДПИ для Самотлорского месторождения вдвое. Это было условие иностранных инвесторов Glencore и QIA в ходе приватизации «Роснефти» в конце 2016 года. Минфин РФ категорически против этого и предлагает просто включить Самотлор в пилотные проекты по НДД, сообщает «Коммерсант».

Если правительство согласится с предложением «Роснефти», то Министерство финансов не станет включать старые месторождения (браунфилды) в пилотные проекты по НДД, под это налогооблажение попадут только новые месторождения (гринфилды). Решение должно быть принято на совещании помощника президента, главы совета директоров «Роснефти» Андрея Белоусова.

Согласно законопроекту, налог в пилотном режиме будет распространен на участке шельфа Каспия (добыча началась до 2016 года), гринфилды Восточной и Западной Сибири (выработанность не более 5%), а также браунфилды Западной Сибири (выработанность не менее 80%). Сейчас НДПИ взимается с объемов добываемой нефти и конденсата. По замыслу Минфина, новый налог будет рассчитываться по ставке 50% от разницы между расчетной выручкой от реализованной нефти и расходами на добычу, транспортировку и уплату НДПИ (в меньшем размере, чем сейчас).

Эксперты полагают, что льгота по НДПИ для «Роснефти» по Самотлору может вызвать неоднозначную реакцию на рынке, поскольку другие компании тоже захотят льгот для своих месторождений. Более того разногласия могут серьезно сдвинуть сроки принятия закона об НДД.

Президент Союза нефтегазопромышленников РФ Геннадий Шмаль заявил РБК Тюмень, что у правительства РФ нет четкой линии в проведении налоговой реформы в нефтяной отрасли. «Мне больше нравилась идея, предложенная ранее правительством ХМАО, по введению налога на финансовый результат. Это понятный и простой налог: есть прибыль, плати с нее налог. Весь мир так делает, а мы выдумываем свое. Например, налог на добавленный доход, методику подсчета которого мы еще не видели, конечных данных по нему нет. Неясно, как новый налог повлияет на отрасль. Пока он будет принят лишь для пилотных проектов. Тут все решит время и практика применения», — отметил он.

Собеседник агентства добавил, что сейчас сложно сказать, пойдет ли Минфин на уступки «Роснефти» из-за непостоянства ведомства. «Помните, как вводили налоговый маневр в 2014 году? До сих пор никто не разобрался, дал ли он положительный эффект. На мой взгляд, он больше нанес вреда, чем пользы, учитывая состояние российской нефтепереработки. Конечно, кое-что изменилось, но серьезных перемен не произошло. Более того, это решение поставило целый ряд нефтеперерабатывающих заводов на грань выживания», — резюмировал президент Союза нефтегазопромышленников РФ.