Лента новостей
Все новости Тюмень
Сергей Морозов — РБК: «Не надо о ФСО судить по фильму «Телохранитель» 09:04, Политика Глава Астраханской области рассказал о работе адъютантом Путина 09:01, Политика «Ведомости» узнали о планах Сбербанка и ВТБ создать свою авиакомпанию 08:49, Бизнес Как стать инвестором, не имея значительного капитала, знаний и времени 08:43, РБК и Сбербанк Тюменские депутаты изменили параметры бюджета 08:40  Опрос выявил отношение украинцев к русскому языку 08:18, Политика На полградуса ниже: как замедлить потепление климата за $2,4 трлн в год 08:16, Мнение Цифровые кочевники: анонс свежего номера журнала РБК 08:06, Бизнес Абрамович решил не продавать долю в «Норникеле» на бирже 08:00, Бизнес Прокуратура отправила в суд новое уголовное дело на экс-проректора ТИУ 07:57  Скворцова рассказала о состоянии пострадавших в керченском колледже 07:48, Общество 6 правил путешествия с друзьями 07:37, РБК и Билайн Евтушенков и инвесторы из Китая купят производителя лекарства от варикоза 07:30, Бизнес Кремль начал искать замену губернатору Мурманской области 07:01, Политика «Коммерсантъ» сообщил о намерении ЛУКОЙЛа продать электростанции 06:57, Бизнес В Екатеринбурге экстренно сел лайнер из-за плохого самочувствия пассажира 06:57, Общество В тюменском УФСИН назначили руководителя 06:26  Военные США выразили уверенность в скором начале масштабной войны 06:12, Политика В США подтвердили гибель американца при падении Су-27 на Украине 05:27, Общество Доступный стейк: как научиться разбираться в качестве мяса 05:06, РБК и Мираторг В Керчи выросло число жертв нападения в колледже 04:46, Общество Пятеро чешских военных пострадали при взрыве близ базы НАТО в Афганистане 04:44, Политика Автопроизводители попросили власти не помогать строить новые заводы 04:04, Бизнес Родственники опознали всех находящихся в морге жертв нападения в Керчи 03:59, Общество Число жертв урагана «Майкл» в США достигло 33 человек 03:26, Общество Лидеры ЕС отменили запланированный на ноябрь экстренный саммит по Brexit 02:51, Политика «Коммерсантъ» назвал главной версией крушения «Союза» оплошность рабочих 02:08, Общество Скворцова назвала взрыв причиной серьезных травм у пострадавших в Керчи 01:59, Общество
Как суд со Сбербанком изменил работу знакового тюменского завода
Тюмень, 28 июн 2017, 15:26
0
Как суд со Сбербанком изменил работу знакового тюменского завода
Историей вокруг предприятия уже занялись силовики
Фото: РИА URA.RU

В арбитражном суде продолжают рассматривать дело о банкротстве ООО «Тюменьстальмост имени Тюменского комсомола» по иску Сбербанка. Очередное заседание пройдет в четверг, 29 июня. РБК Тюмень выяснило, в каком состоянии предприятие находится сейчас и каковы планы по развитию завода у нового инвестора, которого для «Тюменьстальмоста» нашел Сбербанк.

«Затягивание суда не улучшает состояние «Тюменьстальмоста»

За последнее время с тюменского завода ушла часть коллектива, образовались долги по зарплате, но пока предприятие продолжает выполнять заказы. Об этом в интервью РБК Тюмень рассказал бывший главный инженер «Тюменьстальмоста» Виталий Андреев, покинувший этот пост несколько недель назад.

— Виталий Олегович, прежде, чем обсудить сегодняшнее положение «Тюменьстальмоста», хотелось бы узнать вашу версию, почему завод, которым гордился регион, оказался в такой ситуации?

- «Тюменьстальмост» — это современное предприятие. Но это часть группы компаний (СП «Фоника», — прим. ред.), которая сейчас испытывает достаточно серьезные трудности. И проблемы завода не внутренние, а внешние. Он стал заложником ситуации, связанной со Сбербанком: для реорганизации предприятия были взяты заемные средства. Кредит успешно выплачивали. Но когда возник дефицит оборотных средств, был оформлен еще один кредит.

— Уточню, о каких суммах изначально шла речь?

— Первый кредит был взят в самом начале истории завода для проведения реконструкции предприятия, по нему осталось выплатить чуть больше 80 млн рублей. Для пополнения оборотных средств в 2015 году взяли еще около 600 млн. По условиям договора мы в течение нескольких лет платили только проценты, а в январе должны были погасить тело кредита. Последний кредит позволил заводу показать наилучшие результаты за историю работы. Вообще, начиная с 2012 года, предприятие было абсолютно самодостаточным. Мы даже ставили рекорды по некоторым показателям. И многие из них (например, выработка с единицы площади) до сих пор являются непревзойденными. Но что тогда привело к этой ситуации? Скорее всего, неправильная инвестиционная политика акционеров. Это сугубо мое мнение.

- 2015 год для завода был успешным. А как закончили 2016?

— С убытком. Я не готов называть эту сумму.

— Но она на сколько большая для завода?

— Это небольшая сумма для предприятия. Поясню ситуацию: хотя 2015 год был рекордным, в конце второго квартала мы уже почувствовали дефицит в портфеле заказов. «Тюменьстальмост» в разные годы выпускал до 60 процентов от общего объема продукции для предприятий внутри группы. Но в 2015 стало понятно, что для проектов, которые были у группы, металл уже не нужен. Я вынес эту проблему наверх. До этого года структуры, которая непосредственно занималась бы поиском заказов, на предприятии не существовало. Были попытки создать некое подобие дилерской сети, однако ничего хорошего из этого не получилось. Это были сотрудники, которые слабо понимали нужды предприятия и его интересы, либо просто случайные люди. В 2015 году в структуре «Тюменьстальмоста» выделили группу людей, которая непосредственно начала заниматься этой проблемой.

В начале 2016 года мы по сути брали всю работу, которую нам предлагали. Производство упало с 40-47 тыс. тонн до 30 в год. Но площадь «Тюменьстальмоста» — 30 тыс. 500 кв.м. По сути это 1 тонна в год с одного метра квадратного. Это немало. Но для нас это был один из неудачных годов.

В 2017 году проблема с заказами уже не была первоочередной. Но у нас было два крупных кредита, о которых известно мне. По первому оставался один платеж, который должен был быть выплачен в октябре 2016 года.

Но до января Сбербанк дал некий карт-бланш «Тюменьстальмосту» и не трогал нас.

В январе 2017 года Сбербанк наложил на сумму этого кредита ограничение по счетам завода. Но не переходил к каким-то жестким действиям непосредственно до марта. После иска Сбербанка мы стали выживать.

— Сейчас какой объем производства?

— Во втором квартале 2017 (хотя он, конечно, не закончился, но динамика понятна) — 6-7 тыс. тонн. В 2015 году в квартал мы выпускали от 10 до 13 тонн. Раньше численность сотрудников, включая вахтовые бригады, составляла порядка 1500 — 1600 человек. Сейчас — 1130. Большая часть людей ушла с основного производства, из цехов. И динамика плохая. Нужно учесть и текучку кадров.

Самый главный ресурс, которым обладает завод, — это работающие на нем люди.

Без них самое первоклассное оборудование — просто железо. Поэтому я предполагаю, что нынешними акционерами будет предпринята попытка вывести этот ресурс в какую-то другую структуру. И я бы на месте сотрудников задал вопрос: зачем вы это делаете? У меня есть опасения что люди, которые примут решение куда-то перейти, станут невольными заложниками в конфликте вокруг «Тюменьстальмоста».

Фото: depositphotos.com

— Задержка по зарплате какая?

— Перед вахтовыми бригадами существует достаточно серьезная задержка, в районе 22 млн рублей. Перед сотрудниками самого «Тюменьстальмоста» долг за апрель, зарплата за май пока тоже не выплачена.

— Лично вы почему покинули предприятие?

— Я работал на заводе с 5 ноября 2007 года. По сути с самого начала деятельности «Тюменьстальмоста». В должности главного инженера — с 2010 года, уволился с 7 июня этого года. Я информировал акционеров о том, что предприятие разваливается на глазах. 22 мая они приехали и озвучил новую стратегию. Я не хотел бы вдаваться в ее подробности, но она не предполагала быстрого и понятного алгоритма решения проблемы со Сбербанком. Соответственно, я с этой стратегией не мог согласиться и принял решение уволиться. Но у меня нет конфликта ни с кем внутри предприятия.

— Собственники «Фоники» рассказывали о переговорах с партнерами о создании совместного российско-казахского предприятия. Что вам про это известно?

— Есть ли со стороны Казахстана интерес к «Тюменьстальмосту»? Безусловно, да. Это рынок, на котором «Тюменьстальмост» последние годы успешно работает, в будущем он тоже представляет интерес, что говорит о возможности инвестирования. Но любой уважающий себя бизнесмен прежде, чем попытаться инвестировать, должен понять, куда он вкладывает деньги. Должны приехать определенные люди, провести аудит, запросить документы. При мне со стороны Казахстана такого не было. Возможно, переговоры еще не дошли до этой стадии. Но, на мой взгляд, речь, скорее, не про потенциальных инвесторов, а про заказчиков. Грань между этим все-таки надо проводить.

Официальное открытие завода ООО «Тюменьстальмост», на котором присутствовали Александр Забарскиий и губернатор Тюменской области Владимир Якушев (Фото: сайт "Тюменьстальмост")

Сбербанк нашел для завода нового акционера — «Экспател». Вы с ними готовы работать?

— Я с удовольствием стану членом команды, если будут приняты определенные решения судом, Сбербанком, акционерами. Сейчас Сбербанк настаивает на введении конкурсной процедуры, после положительного решения «Экспател» начнет выполнять свою часть договоренностей. Сейчас, на мой взгляд, идет затягивание судебного процесса. Умышленно или нет, я не хочу об этом судить, но это происходит. Это не улучшает состояние «Тюменьстальмоста».

Чего ждать от нового инвестора, которого для завода нашел Сбербанк

Новый инвестор, найденный Сбербанком для «Тюменьстальмоста», планирует сохранить завод. По крайней мере об этом РБК Тюмень заявили представители ООО «Экспател». «Наша договоренность с банком состоит в том, что завод должен сохраниться в качестве работающего профильного предприятия со своим профессиональным коллективом. Все, что важно для нас, это сохранить завод «Тюменьстальмост», сохранить его трудовой коллектив, его репутацию и связи с бизнес-сообществом», — прокомментировали агентству в компании.

При этом, как удалось выяснить РБК Тюмень, «Экспател» не планирует финансировать существующее юридическое лицо. «Это юрлицо нежизнеспособно с его закредитованностью, в том числе с долговой нагрузкой, не имеющей отношения к заводу. Мы входим в проект в рамках процедуры банкротства этого юрлица, которая уже инициирована основным кредитором предприятия. Мы планируем восстанавливать структуру управления «Тюменьстальмоста» на базе новой компании. После того, как мы получим возможность вступить в свои права, будет представлена новая стратегия развития завода», — пояснили в ООО «Экспател».

Также компании предстоит определить, нужны ли заводу новые инвестиции. «Под инвестициями мы понимаем капитальные затраты, влияющие на рыночную долю и капитализацию компании, а не финансирование текущих нужд. Но в данный момент у завода есть более насущные задачи — исполнение договорных обязательств, поддержание нормального производственного процесса. По нашим оценкам, у завода есть финансовая «дыра» в 300-400 млн рублей, необходимых для исполнения внешних заказов. У нас была и есть готовность закрыть эту «дыру», но не в рамках существующего юрлица», — уточнили представители инвестора, которого нашел Сбербанк.

Ожидается, что в скором времени независимая консалтинговая компании проведет исследование того, каким рыночным и инвестиционным потенциалом обладает «Тюменьстальмост». После планируется установить сроки, за которые завод выйдет на годовой объем производства в 42-43 тыс. тонн при численности в 1500 квалифицированных сотрудников.

ООО «Экспател», напомним, является крупной независимой инжиниринговой компанией, а также реализует инфраструктурные проекты для российских предприятий электроэнергетики, нефтегазового сектора, «силовых» ведомств. В компании пояснили, что сделка по «Тюменьстальмосту» открывает перед «Экспателом» новый перспективный сектор создания транспортной инфраструктуры. Среди причин, по которым компания Игоря Юзефовича, заинтересовалась тюменским заводом, там назвали комфортный деловой и инвестиционный климат в регионе, зрелое бизнес-сообщество.

Ранее собственник «Фоники» Александр Забарский рассказывал РБК Тюмень об условиях сделки Сбербанка и «Экспатела»: «…Мы предлагали реструктуризацию 1,8 млрд. Сбербанк продал наши активы, которые оцениваются в 1,3 млрд рублей, за 730 млн. Я говорю про «Тюменьстальмост», который был в залоге у банка, и «Мостострой-12». Банк объединил два актива и продал за 730 миллионов. Дисконт в 45%».

В банке журналисту агентства сообщили, что последние переговоры по вопросу реструктуризации с «Фоникой» проводились в феврале 2017 года. «Сбербанк сделал предложение продлить срок кредитования до 2022 года, установить каникулы на выплату процентов и основной задолженности, чтоб компания имела возможность восстановить свою операционную деятельность. От бенефициаров группы «Фоника» требовалось исполнить ранее взятые на себя обязательства. В начале марта был получен отказ за подписью Александра Абрамовича (Забарского, — прим. ред.), контрпредложений в наш адрес не поступало», — сказал управляющий директор CIB Западно-Сибирского банка Сбербанка Александр Нуйкин.

В банке отметили, что «вопрос договоренностей с группой компаний «Экспател» является коммерческой тайной, но озвученные в статье РБК Тюмень цифры близки к правде». В компании Игоря Юзефовича не стали раскрывать условия, на которых она договорилась о сотрудничестве с кредитным учреждением.

Между тем ситуацией вокруг «Тюменьстальмоста» уже занялись силовики.

«Сбербанк обратился в правоохранительные органы по фактам вывода активов, предоставления недостоверной отчетности», — прокомментировал управляющий директор CIB Западно-Сибирского банка Сбербанка Александр Нуйкин. Сейчас силовикам предстоит определить тех, кто причастен к этому, и оценить их умысел. На сегодня уголовные дела не возбуждены.

Дозвониться до собственника СП «Фоника» Александра Забарского РБК Тюмень в среду, 28 июня, не удалось. Бизнесмену были направлены вопросы о состоянии предприятия. На момент публикации материала ответы на них не получены.

Магазин исследований: аналитика по теме "Банки"